Златоустовский электрометаллургический завод в августе 2019 г. отработал с перевыполнением планового задания сразу по нескольким основным показателям. В частности, по объёмам выплавки — предприятие произвело 4 791 тонну жидкой стали, превысив план на 2,5%, сообщает пресс-служба предприятие.

«Плановое задание месяца перевыполнили как электросталеплавильный цех №2, сдавший 4 256 т, так и ЭСПЦ-3, где участок электрошлакового переплава отработал на 114,1%, а участок вакуумно-дугового переплава — на 104,7%. При этом существенную долю (около 50%) в общем объёме выплавки составили нержавеющие никелесодержащие стали и сплавы.

Достойных производственных результатов достигли не только в сталеплавильном, но и в передельном секторе: в прокатном цехе №1 на протяжении августа было произведено 2 937 т сортового металлопроката, 80% из которых — сталь высоколегированных нержавеющих марок. Сверхплановых показателей удалось достичь коллективам стана «1150» (3 968 т, 103,1%), стана «750» (2 837 т, 102%), стана «400» (828 т, 100,8%), а также мелкосортного прокатного стана «280» (212 т, 110,1%).

По итогам августа предприятием сдано на склад 3147 тонн высококачественной металлопродукции, что соответствует 104,1% от плана.

Представители Магнитогорского металлургического комбината приняли участие во II конгрессе Ассоциации «Русская сталь» по охране труда, промышленной и экологической безопасности, который состоялся в Старом Осколе. Ежегодные инвестиции ММК в охрану труда составляют около 2,5 млрд руб.

Мероприятие, прошедшее 10-11 сентября на площадке Оскольского электрометаллургического комбината (входит в Металлоинвест), собрало представителей ведущих компаний металлургической отрасли и других секторов экономики, органов власти, научных, образовательных и экспертных учреждений.

Магнитку на форуме представляли директор по охране труда, промышленной безопасности и экологии Григорий Щуров и начальник управления охраны труда и промышленной безопасности Алексей Бельтюков. ММК не первый год успешно осуществляет комплексную программу повышения безопасности на производстве, результатом которой стало существенное снижение травматизма.

«Статистика травматизма в 2019 году по сравнению с 2016 годом подтверждает успехи проводимых мероприятий по совершенствованию систем безопасности на ММК, – отметил Алексей Бельтюков в ходе форума. – Так, принятый в международной практике аналитический показатель LTIFR (частота травм с потерей трудоспособности) за указанный период снижен на 15%, а LTISR (тяжесть травм, влекущих потерю трудоспособности) – на 44%».

Компания широко внедряет современные инструменты автоматизации и цифровизации в сфере охраны труда и промышленной безопасности. В числе наиболее инновационных решений – цифровой модуль управления происшествиями, в котором собрана и систематизирована информация обо всех происшествиях за десять лет. Алгоритм программы основан на принципах искусственного интеллекта (AI) и не имеет аналогов на российских металлургических предприятиях.

С 2018 года на ММК действует уникальный в масштабах страны учебно-тренировочный полигон – «Школа безопасности». Здесь можно на практике получить навыки того, как безопасно и эффективно выполнять работу в различных условиях (например, на высоте). За прошлый год в школе прошли подготовку более 4000 рабочих.

Стратегическая цель компании в области промышленной безопасности и охраны труда – полное исключение несчастных случаев с летальным исходом и достижение лидирующих позиций среди мировых металлургических компаний по ключевым показателям в области охраны труда и промышленной безопасности. В 2017 году фактические затраты ММК на охрану труда составили 2,2 млрд рублей; по итогам прошлого года – порядка 2,5 млрд рублей.

Большую часть дебютных еврооблигаций ЧТПЗ выкупили инвесторы из Великобритании и России, сообщил РИА Новости Денис Шулаков, первый вице-президент, глава блока рынков капитала Газпромбанка, который выступил одним из организаторов сделки.

ЧТПЗ в четверг разместил евробонды на $300 млн долларов с доходностью в размере 4,5% годовых. Первоначальный ориентир доходности составлял 4,75-5% годовых, затем был пересмотрен до 4,625-4,75% годовых. Организаторами выступили Газпромбанк, Citi, J.P. Morgan, Societe Generale и Ренессанс капитал.

По словам Шулакова, инвесторы из Великобритании приобрели 30% выпуска, из континентальной Европы — 23%, из Азии — 14%, американские инвесторы — 5%. На российских инвесторов пришлось 28% от объема размещения. Управляющие компании и фонды купили 52%, банки — 48%.

Спрос на пике составлял $1 млрд, а в финальной книге — $825 млн от 95 инвесторов, что означает почти трехкратную переподписку, сообщил он.

Компания 5-12 сентября провела в Москве, Цюрихе, Франкфурте, Нью-Йорке и Лондоне встречи с инвесторами, посвященные возможному размещению евробондов.

Московский финансовый форум, состоявшийся 12-13 сентября, дал ответы на некоторые вопросы, но еще больше сложных мест так и осталось не проясненными. Так, в принципе, понятно, за счет чего может ускорить свой рост российская экономика, но не ясно, как этот рост организовать, т. е. наполнить имеющиеся концепции реальными делами.

Между тем, в ближайшие годы нам, пожалуй, придется осваивать искусство развития с опорой на собственные силы. Обстановка в мировой экономике становится все более тревожной. Рынок стали падает. Ухудшение внешней конъюнктуры способствует снижению и явно завышенных летних цен на прокат в России, но основной проблемой для отечественных поставщиков все-таки остается недостаточный внутренний спрос. И хотя разговоров о том, как поднять нашу экономику, очень много, заметных улучшений пока не происходит.

Вопрос о том, почему профицит российского бюджета, национальные проекты и финансовая стабильность никак не могут трансформироваться в реальные зримые достижения, предсказуемо оказался в центре внимания Московского форума. Однако четких и понятных ответов, которые могли бы стать основой для конкретных действий, пожалуй, так и не было найдено.

Правительство сейчас, похоже, проходит стадию написания различных программ — перехода к новым принципам управления, стимулирования инвестиционной деятельности, мер по поддержке строительной отрасли, обновлению общественного транспорта в десяти крупных городах страны и так далее, и тому подобное. Не завершен пока и процесс составления федеральных программ, по которым должна проводиться реализация национальных проектов.

В принципе, вещь это нужная и даже полезная, поскольку, как минимум, помогает «проговорить» и понять многие важные вещи. Проблема лишь в том, что между пунктами «улучшить...», «углубить...» и «внедрить», с одной стороны, и реальным углублением, улучшением и внедрением, как правило, пролегает дистанция огромного размера, часто непреодолимая.

Дискуссии в рамках Форума также в целом показали, что деньги не являются универсальным инструментом в решении экономических проблем государства. То, что бюджет полон, а к нему уже можно добавлять средства из Фонда национального благосостояния, - это очень хорошо. Но вот потратить эти средства с умом, толком и пользой, как оказалось, - очень не простая наука. То, что нацпроекты недофинансируются, - не только вина, но и беда их идеологов и главных исполнителей.

Глава ЦБ России Эльвира Набиуллина, выступая на банковском форуме в Сочи, в очередной раз заявила, что экономический рост нельзя ускорить мерами кредитно-денежной политики, а использовать для этой цели «печатный станок» вообще противопоказано. То, что дешевые деньги — не панацея для экономики, доказано Евросоюзом, где ключевая ставка стоит на нуле, а с 1 ноября стартует новая серия программы «количественного смягчения», т. е. скупки различных мусорных активов с нулевой ценностью, но по балансовой стоимости. Как раз именно Европа в последние месяцы переживает экономическую стагнацию, причем, за нее еще всерьез не брались Штаты. Хотя у президента Дональда Трампа в запасе остается отложенное решение по пошлинам на европейские автомобили и автокомпоненты.

Российские проблемы отчасти сходны с европейскими — и у нас, и у них похожие трудности со снижающимся платежеспособным спросом. Но в Европе еще есть и рынок капитала, который практически полностью отсутствует в России. Отечественным компаниям, если это не «голубые фишки», можно взять деньги только в банке, а финансовые учреждения как всякие уважающие себя монополисты берут за свои услуги непомерно высокую плату. С этой точки зрения процентные ставки в России и в самом деле очень высоки, но не столько из-за политики Центробанка, сколько из-за неразвитости небанковских каналов финансирования. Однако же и сам российский бизнес не без греха, так что наличие высокой банковской премии «за риск» вполне объяснимо.

Доверие и компетенция — одни из самых дефицитных ресурсов в российской экономике. Все специальные инвестиционные контракты и другие меры государственной поддержки инвестиций работают у нас фактически в ручном режиме, что, кстати, показали и дискуссии на Московском форуме. Госкорпорации, крупные российские и иностранные компании, заключая соглашения с государством, по крайней мере, отвечают свои слова и чересчур крупные и заметные, чтобы спрятаться. Отбором заслуживающих доверия предпринимателей и реально интересных и перспективных проектов занимается — и очень эффективно — ФРП. Но экономический рост в стране ускорится, лишь когда эта бизнес-элита увлечет за собой массы. А этого пока не происходит.

Некоторые участники Форума утверждали, что у нас, мол, «граната»... то есть, конечно, система управления не той системы либо слишком много государства в экономике. И по-видимому, в некоторой степени это так. Но не потому, что в России слишком большая часть ВВП создается в госсекторе либо в рамках государственных заказов — как показывает опыт последних лет, это, скорее благо, поскольку облегчает реализацию долгосрочных стратегических проектов.

Проблема, вероятно, заключается в том, что российский средний и малый бизнес плотно обложен «флажками» нормативных актов. И очень трудно в реальной работе не коснуться хотя бы одного из них и не получить в ответ штраф и кучу проблем на свою голову. Вряд ли здесь сильно поможет «регуляторная гильотина», о которой много говорят в правительстве: дело-то не в количестве проверок и предписаний, а в их качестве, т. е. сложности соблюдения правил и карах за их нарушения. О госзакупках, откатах и сращивании недобросовестного бизнеса с местным начальством можно даже не говорить. Эти гири на ногах российской экономики, наверное, в принципе неснимаемые.

Вот и получается, что единственная возможность ускорения роста российской экономики на данный момент — это крупные государственные и частные проекты, которые, по крайней мере, будут реализованы, а выделенные на них средства в какой-то степени дойдут до реальных отечественных поставщиков продукции и исполнителей услуг. Надо только подождать, пока напишут соответствующую программу и все-таки начнут строить. Скорее всего, процесс пойдет даже не в 2020-том, а, скорее, в 2021 г. Вот тогда можно будет рассчитывать на увеличение спроса на стальную продукцию в России и новые заказы, правда, по большей части, напрямую для металлургических предприятий.

Хорошо, если к тому времени не произойдут серьезные неприятности за рубежом, где уже сейчас весьма тревожно. Мировой рынок стали в начале сентября сильно просел. Во многих сегментах цены упали на уровень двухлетней давности или даже февраля 2017 г. Обвалились котировки на заготовку и горячекатаный прокат российского производства, причем спрос на них просто недостаточный, одним только понижением цен его не восстановишь.

Еще один характерный сигнал — в последнее время заметно изменилось содержание рубрики «Черная металлургия за рубежом» на сайте МСС. Количество новостей о запуске новых проектов и даже заказах нового оборудования сильно сократилось по сравнению с первой половиной прошлого года. Никто ни во что не хочет инвестировать. На прежнем уровне держится только Китай.

Экономика КНР тоже находится под ударом. Торговая война со США действительно привела к сокращению экспорта (хотя американский экспорт в Китай уменьшился еще сильнее), больше года продолжается спад в автомобилестроении. Власти реагируют на это принятием новых стимулирующих мер — так, недавно китайским банкам снизили норму резервирования, что дает им возможность выдавать больше кредитов. Но как долго еще удастся проводить такую политику без серьезных видимых последствий, большой вопрос.

Сейчас в Китае рынок стали выходит на пик потребления перед празднованием 70-й годовщины основания КНР в начале октября. Стоимость проката в стране снова возросла, а железная руда вообще неожиданно скакнула почти до $100 за т. Это может способствовать стабилизации и даже повышению котировок на других рынках. Но в общемировом масштабе положение все равно остается неустойчивым. Вполне вероятно, что мир просто подталкивают к новому глобальному экономическому кризису.

И вот тогда иметь хоть какую-то программу действий будет лучше, чем не иметь никакой.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Кроме того, ознакомиться с тенденциями развития российской и мировой металлургической отрасли, обсудить актуальные вопросы и встретиться с интересными людьми можно будет на конференциях "Проволока-Крепеж" (Москва, 25-26 сентября) и "Рынок металлов Центральной Азии" (Ташкент, 10-11 октября).